КОРОЛЕВ СЕРГЕЙ ПАВЛОВИЧ (1907–1966)

КОРОЛЕВ СЕРГЕЙ ПАВЛОВИЧ (1907–1966)

КОРОЛЕВ СЕРГЕЙ ПАВЛОВИЧ (1907–1966)

ВВЕДЕНИЕ.

В 1934 году делегаты Всесоюзной конференции по изучению стратосферы избрали Циолковского своим делегатом, прислав ему делегатский билет номер один. Ученый его бережно хранил, сейчас он хранится в Доме-музее К. Э. Циолковского в Калуге. Среди имен выступавших на конференции было имя будущего Главного Конструктора первых космических кораблей Восток-1, Восток-2 и других. Уже тогда Сергей Павлович Королев мечтал о полете в космос человека… Старт космического корабля был бы исполнением его мечты, мечты всей жизни – в далеком небе юности качал крыльями его планер, промчался самолет. В полет Королева не пускало больное сердце, и крылья Икара он вручил своим ученикам.

До самой смерти Циолковский был главным советчиком и доверенным лицом инженеров, которые стремились осуществить его идеи. Они делились с ученым своими мечтами и находками. В письме одного из гирдовцев говорилось: «У нас работает много квалифицированных инженеров, но лучшим из лучших является С. П. Королев». Ученый разделял это мнение. Будущий Главный Конструктор прислал основоположнику космонавтики свою книгу, но не указал обратного адреса. «Не знаю, как поблагодарить его за любезность, – писал Циолковский одному из московских писателей. – Если возможно, передайте ему мою благодарность или сообщите его адрес. Книжка разумная, содержательная, полезная…».

ДЕТСТВО, ЮНОСТЬ, ГОДЫ УЧЕБЫ.

Сергей Королев родился 12 января 1907 года в Житомире. В доме, где он родился, сейчас открыт Дом-музей. Здесь стоит напоминающая ракету металлическая чернильница, которую смастерил учащийся Одесской строительной профтехшколы Сергей Королев, закончивший ее в 1924 году и получивший свою первую специальность — каменщика и кровельщика…

Отец Сережи, Павел Яковлевич Королев, служил преподавателем гимназии.

Впервые в жизни Сережа увидел море мальчишкой. Из старой доски он выстругал яхту – свой первый кораблик, которая затем привела его через несколько лет к восстановлению и ремонту настоящей старой яхты. И когда через десятки лет в огромном цехе рабочие и конструкторы, столпившись возле красавца – космического корабля, станут обсуждать, как его назвать – звездолет или космолет –, Главный Конструктор спокойно скажет, что назвать его нужно кораблем.

После окончания профтехшколы, осенью 1924 года Сергей Королев поступает на механический факультет Киевского политехнического института, однако через два года переходит в Московское Высшее техническое училище (МВТУ), которое заканчивает с дипломом инженера-аэромеханика в 1930 году. Он все время увлекается конструированием летательных аппаратов, сначала планера, на котором летал самостоятельно, а затем и спортивного самолета, чертежи которого одобрил знаменитый А. Н. Туполев, разглядевший талант в дипломанте-авторе машины. В московской «Вечерке» 2 апреля 1931 года сообщалось, что «известным инженером С. П. Королевым сконструирован новый тип легкого двухместного самолета СК-4. Летчик тов. Кошиц уже совершил на нем несколько опытно-испытательных полетов, которые показали хорошие качества новой машины».

Когда много лет спустя Королева спросят, почему он «изменил» обычным самолетам и взялся за изучение реактивного движения, за создание ракетопланов и различных ракет, он ответит, что это прежде всего требование времени…, и раньше он мечтал летать на самолетах собственной конструкции, а после встречи с Циолковским решил строить только ракеты и летать на них. Это стало смыслом всей его жизни.

РАБОТА В ЦАДИ.

После окончания МВТУ Королев начал работать в Центральном аэродинамическом институте (ЦАДИ). Сначала он был в должности старшего инженера, затем руководителя группы по изучению реактивного движения (ГИРД). В музее представлена копия объявления тех лет: «Ко всем, кто интересуется проблемой «межпланетных сообщений», просьба сообщить об этом по адресу…». Тридцатые годы, первые шаги ГИРДа, первые энтузиасты – Ф. А. Цандер, С. П. Королев, М. К. Тихонравов, Ю. А. Победоносцев…

Журналисты-биографы С. П. Королева не могут однозначно установить, когда и при каких обстоятельствах он встречался с Циолковским. Однако мечты «калужского чудака» удалось осуществить именно Королеву и его товарищам. 17 августа 1933 года, как писал Королев, стало знаменательной датой — в тот день в небо умчалась первая советская ракета на жидком топливе, полет которой продолжался восемнадцать секунд.

«Продолжением» ее орбиты служит висящий под потолком Дома-музея сверкающий шарик первого спутника и модель трехступенчатой ракеты «Восток», а рядом с ней — кумачовая стартовая повязка Королева, которую он носил 12 апреля 1961 года, в день первого полета человека в космос.

Королев разработал целый ряд конструкций оригинальных планеров.

Изучение работ Циолковского в области аэродинамики, ракетной техники и теории межпланетных сообщений, совместная работа с одним из основоположников и изобретателей в области ракетной техники Ф. А. Цандером способствовали началу фундаментальных научных исследований Сергея Павловича в направлении проблем ракетной техники. После запуска ракеты «ГИРД-09», в конце 1933 года ГИРД совместно с Газодинамической лабораторией образовали Реактивный научно-исследовательский институт. Королев был назначен на должность заместителя директора института по научной работе и руководителя отдела ракетных летательных аппаратов. В 1934 году он издал работу «Ракетный полет в стратосфере» и отослал ее К. Э. Циолковскому, о чем мы уже говорили выше, приводя высокую оценку ученого.

Королев подчеркивал, что жить нужно не просто, жить нужно увлеченно! В этих словах заключена формула его жизненной философии, которая многое объясняет. Вспоминая свою встречу с Циолковским, Сергей Павлович говорил: «Я ушел от него с одной мыслью – строить ракеты и летать на них. Всем смыслом моей жизни стало одно – пробиться к звездам».

ДОРОГА К ЗВЕЗДАМ.

С. П. Королев разработал ряд проектов управляемых ракет, в том числе крылатую ракету, ракетопланёр, ракетопланы, баллистические ракеты, ракеты-носители и др. Во время Великой Отечественной войны он работал над ракетными двигателями для боевых самолетов.

В течение многих лет Сергей Павлович направлял работу ведущих начно-исследовательских конструкторских коллективов, в составе которых были выдающиеся ученые и инженеры в области ракетной техники, на решение грандиозных комплексных задач, прежде всего в ракетной и космической технике.

Среди них — полет первого искусственного спутника Земли, запущенного 4 октября 1957 года, который положил начало космической эры; последующих спутников, которые знаменовали начало новой эпохи в изучении физических свойств космического пространства. Сюда относятся и первый полет к Луне, облет Луны и фотографирование ее оборотной стороны. Это и космический корабль «Восток», на котором 12 апреля 1961 года Юрий Гагарин впервые осуществил смелую мечту человечества – полет за пределы атмосферы. А 18 марта 1965 года в космос вышел корабль новой конструкции «Восход», на котором летчик – космонавт Алексей Леонов осуществил первый выход человека в открытое космическое пространство. Сергей Павлович отмечал, что выход из корабля требуется в тех случаях, когда нужно будет что-либо исправить на корабле. При подготовке космонавтов всерьез думали над тем, что космонавт, вышедший в космос, должен уметь выполнить все необходимые ремонтно-производственные работы вплоть до сварки. «Это не фантастика, это необходимость! – подчеркивал Королев. Однако картина на экранах телевизоров была фантастичной: человек в скафандре, соединенный с кораблем пятиметровым фалом парит над Землей! Всего 12 минут провел Алексей Леонов в свободном парении, но эти минуты стали еще одной исторической вехой на пути человечества к звездам. Были рассеяны опасения, что психика человека не сможет перенести чувства «космического одиночества», что нагрузка окажется чрезмерной и поэтому выход в открытый космос будет навсегда закрыт. Сейчас такие выходы стали необходимостью, время работы в открытом космическом пространстве исчисляется часами.

12 апреля 2004 года в одной из газет летчик-космонавт Сергей Крикалев так охарактеризовал необходимый для специалистов уровень профессиональных знаний: нужно быть уверенным в результатах своей работы и не надеяться на переделки, «ведь только Королев все делал в первый раз и сразу пускал в серию».

Сергей Павлович был очень внимательным руководителем. Наблюдая за полетами, он волновался так, как будто летел сам. Он не мог спать в ночь перед полетами, все время интересовался настроением и самочувствием космонавтом, понимая, как это может отразиться на качестве полета. Он привез на Байконур первый тополек и посадил его, чем положил начало большим современным тополиным аллеям. Он поддержал Алексея Леонова, когда тот со слов Юрия Гагарина нарисовал портрет Земли из космоса – картину «Корабль на орбите», первую свою космическую картину. Юрий Гагарин передал Алексею в сурдокамеру краски, карандаши и даже этюдник по разрешению врачей. И Леонов часами рисовал, забыв о врачах и одиночестве! В ответ на замечание известного профессора, что эмоциональность несовместима с космосом, Королев ответил, что посылают человека, а не манекен, и, внимательно перебрав рисунки Леонова, сказал убедительно, как умел говорить только он: «А Леонов и в космос пусть возьмет цветные карандаши. Да-да, на орбиту!». В полете Леонов вспомнил о карандашах, увидев зарю и попробовав ее зарисовать. Но «земные» карандаши оказались бессильны: на Земле такие краски невозможно было даже вообразить.

Скончался Королев в 1966 году, похоронен в Москве на Красной площади в Кремлевской стене.



Рассказы об ученых по физике.